forever

(no subject)

Сейчас накатал текст про потребности и способности, про людей и концентраты, про мостик над пропастью, который хорошо, что не капитанский. А потом реально уснул на бэкспейсе так, что даже cmd+Z не выручил. Так-то.
forever

(no subject)

— Ты же программист, ты должен играть в какие-то игры?
— Только тетрис. Только хардкор.
forever

(no subject)

По-моему в современные арбузы косточек недокладывают. А это же самое вкусное :(
forever

(no subject)

Если задуматься, то часто раздражающим фактором является не наличие чего-то, а его передозировка.

От одного комара можно отмахнуться, а пара сотен искусают за милую душу, потом весь следующий день чесаться будешь. Немного хорошего алкоголя по редкому случаю, кубинская сигара или трубка с табаком и без опилок на чисто попробовать — редкий, от того мощный кайф, практически не затрагивающий здоровье. А 1.5 пачки сигарет в день или балтика-девятка каждое утро — это уже зависимость, с которой что-то надо делать. Потому что в шутке Курёхина про то, что личность гриба постепенно замещает личность человека, начинает виднеться немного правды...
forever

(no subject)

В Америке есть много идиотских законов. Например, в штате Айова нельзя целоваться дольше 5 минут, в Нью-Джерси запрещено мешать летать голубям, в Техасе нарушением закона будет раскрашивание краской чужой коровы, и т.п.

Думаю, именно зависть по поводу того, что у них за океаном дурацких запретов много, а у нас как-то не хватает, двигала губернатором СПб Георгием Полтавченко, когда он решил вернуть запрет на любительскую фотосъёмку в питерском метрополитене. Других причин не вижу.
forever

Здравствуй, моя маленькая злая Москва...

Проводницу экспресса Москва-Калуга очень легко осчастливить. Достаточно взять билет на велосипед заранее. «Ооооой, какой вы молодееец!». Запас груш кончается уже за полчаса до Калуги, запас бананов выживает.

В дизельном поезде Калуга-Тёмкино очень приятные конролёрши и почти пустые вагоны. Непонятно, почему в этот раз с собой нет записной книжки — поэтому всякое лезущее в голову (типа «не жди меня мама, хорошего сына, а жди члена партии 'единая россия'») приходится забывать.

55 км по ночной трассе — с полуночи до рассвета. Не чувствуешь машин, не видишь горки. Слышишь птиц, нюхаешь лес, разговариваешь сам с собой по душам. Место съезда с трассы определяется по стопщикам. На полигоне редкие люди, туман и ощущение «сейчас начнётся»...